indian 3gp
xvideos

Святой Иоанн родился на острове Кипре и был сыном князя Епифания. С юности он был воспитан в благочестии и страхе Божием, который был для него началом премудрости. Со временем женился и имел детей. Однако лишившись семьи, Иоанн предался жизни духовной.

Усердно стал служить Господу, особенно же помогал ко всем, терпящим бедствия от нищеты. За что и был прославлен среди людей, и даже самим царем он был почитаем и прославляем. Спустя несколько времени, патриарший престол Александрийской церкви остался без пастыря; тогда император Ираклий, почтил Иоанна саном патриарха. Святой стал архипастырем Александрийской церкви.

Вступив на патриарший престол, Иоанн прежде всего решил очистить свою паству от ереси, которая получила свое начало от некоего Петра Фуллона, иначе Кнафея, Антиохийского лжепатриарха.

Искоренив сие еретическое учение, святой Иоанн всецело посвятил себя ревностному исполнению заповедей Божиих: ни один нуждающийся не уходил от него опечаленным и с пустыми руками.

В начале своего пастырства Иоанн призвал церковных экономов и дал им такое поручение:
– Обойдите весь город и перепишите всех господ моих.
Экономы спросили его:
– Кто же это твои господа?
Патриарх ответил:
– Это те, которых вы называете нищими и убогими; они мои господа, ибо они воистину могут способствовать мне в достижении спасения и ввести меня в вечные обители.
Экономы пошли и переписали всех убогих. Всех их было найдено семь тысяч пятьсот человек, и всем им святой Иоанн повелел выдавать все нужное для ежедневного пропитания.
В то время персы напали на Сирию и Палестину, сожгли Иерусалим, взяли Честное древо Святого Креста и отвели в плен много христиан.

Блаженный Иоанн отправил корабли с золотом и пшеницей для выкупа пленников и для оказания помощи, находящимся в бедах.

Святой патриарх говорил окружающим его:
– Если для меня никогда не возбранен вход ко Господу Богу моему, и в молитвах я беседую с Ним и прошу у него чего хочу, то почему же мне не дозволить моему ближнему невозбранного доступа ко мне, дабы он сообщил мне о своей обиде и нужде и просил у меня, чего хочет? Должно бояться Сказавшего: «в ню же меру мерите, возмерится вам» (Мф., 7, 2).

Иногда случалось, что к блаженному Иоанну никто не приходил с просьбою в то время, когда он сидел при церковных дверях, ожидая желающих прибегнуть к нему; тогда он вставал огорченным и со слезами возвращался домой. При этом некоторые спрашивали его иногда:
– Отчего ты скорбишь и сетуешь?
Святой отвечал им:
– Ныне смиренный Иоанн ничего не нашел и ничего не принес Богу за грехи свои.
Друг его, блаженный Софроний, утешая его, говорил ему:
– Тебе поистине следует веселиться ныне, отче, так как словесные овцы твои живут мирно, как ангелы Божии».

Однажды, когда святой Иоанн шел в больницу навестить больных и его встретил какой-то странник, который просил милостыню. Иоанн приказал слуге дать встретившемуся страннику шесть серебряных монет. Взяв монеты, странник удалился. Но потом, желая испытать щедрость святого, он переменил на себе одежду и, отправившись по другому пути, снова встретил блаженного Иоанна и умолял его:
– Помоги мне, господин, бедному пленнику.
Иоанн вторично приказал дать ему шесть серебряных монет. Слуга же тихо заметил патриарху:
– Владыко, ведь это – тот самый нищий, который раньше получил шесть серебряных монет.
Но патриарх, притворившись, как будто не слышит этого замечания, снова повторил повеление подать просящему шесть монет. Странник, вторично получив милостыню, снова переоделся и иною дорогою встретил патриарха и в третий раз просил у него милостыни. Слуга опять сказал патриарху:
– Владыко! Тот, который в первый и второй раз взял у тебя по шести серебряных монет, теперь просит в третий раз.
Тогда блаженный отвечал слуге:
– Подай ему двенадцать монет, не Христос ли это искушает меня?

Один купец, потеряв все свое богатство в море, просил святого помочь ему. Святой дал ему золота. Купец накупил на него множество товаров и, сев на корабль, отправился по морю в другие города. Но, потерпев кораблекрушение, он снова потерял все и только сам еле живым спасся от потопления. Тогда он снова пришел к святому Иоанну, и рассказал ему о случившемся. Иоанн заметил ему:
– Ты имел еще иное золото, собранное неправдою, и его ты смешал с церковным золотом, данным тебе мною. Вот почему погибло и то и другое.
Сказав это, он дал ему еще золота, вдвое больше прежнего, но и в третий раз купца постигло то же злоключение. Весь товар его погиб в море, и он уже не осмеливался показаться на лицо патриарху, но горевал, сидя в своем доме. Узнав о сем, святой призвал купца и сказал ему:
– Зачем ты приходишь в отчаяние от печали? Уповай на Бога, и Он не оставит тебя! Но я думаю, что это несчастие случилось с тобою оттого, что ты владел неправильно приобретенным кораблем.
Сказав это, Иоанн приказал дать купцу церковный корабль, наполненный пшеницею, и затем отпустил его. Получив данный ему корабль с пшеницею, купец поплыл по морю. И вот внезапно поднялся сильный ветер и понес корабль в неизвестную страну. Купец, узнав в видении своего благодетеля, святого Иоанна Милостивого, стоящего на корме и управляющего кораблем, оставался в надежде, что по молитвам святого плавание придет к доброму концу. Через двадцать дней они пристали к берегу Британии. Во всей стране был тогда сильный голод. Народ, узнав, что к городу их подошел корабль с пшеницею, весьма обрадовался и стал поспешно ее раскупать. И так купец прибыльно продал там пшеницу. Обогатившись таким образом, купец с радостью возвратился в Александрию.

Однажды в Александрию, из-за нашествия иноплеменников, собралось множество народа, начался сильный голод. Святой Иоанн, милосердствуя о голодающих, истратил все церковное имущество и даже вошел в долги. Тогда один второбрачный клирик, не имевший возможности вследствие второбрачия своего удостоиться получения священного сана, написал патриарху следующее:
«Я имею множество пшеницы, которую всю через твои руки желаю отдать Христу; при сем еще обещаю сто пятьдесят мер золота, только сделай меня дьяконом».
Святой, призвав его, стал укорять за желание приобрести на деньги священный сан.
– Раскайся в своем грехе и убойся наказания Гиезия; Бог силен и без твоей пшеницы прокормить нас во время голода.
В то время, как он говорил это, явился вестник с сообщением, что из Сицилии прибыли два корабля с большим количеством пшеницы; услыхав о том, патриарх упал на колени и возблагодарил Бога, не оставляющих уповающих на него.

Здесь уместно припомнить еще о кротости, смирении и незлобии святого Иоанна.
Один содержатель гостиницы в Александрии ругал и укорял племянника блаженного, по имени Георгий. Придя к своему дяде, Георгий горько жаловался на злого человека. Видя своего племянника весьма смущенным и желая успокоить его, Иоанн сказал:
– Он, худородный, осмелился ославить моего племянника! Свидетельствуюсь Богом, что отомщу сему оскорбителю!
Немного успокоившись от сих слов патриарха, Георгий перестал рыдать. Тогда, кроткий и смиренный сердцем Иоанн стал говорить ему:
– Возлюбленный сын! Если ты хочешь быть моим родственником, то будь готов претерпевать не только оскорбления, но подъять и раны, и для Бога все прощать ближнему. Желаешь ли ты быть благородным? Тогда ищи благородства не по крови, но по добродетели. Истинное благородство украшается не столько славою предков, сколько добрыми делами и богоугодною жизнью!»
Таким образом, умиротворив своего племянника, святой позвал надсмотрщика над гостиницами и приказал ему, чтобы он с того человека, который ославил Георгия, не брал церковной подати, но предоставил ему жить свободно.
И действительно, Иоанн, согласно своему обещанию, поступил с оскорбителем так, что удивилась вся Александрия: вместо наказания и мести, он оказал ему благодеяние.

Желая непрестанно содержать в своем уме память смертную, блаженный Иоанн, приказал устроить для себя гроб, только не отделывать его. При этом он приказал экономам, чтобы они во все торжественные праздники приходили к нему и в присутствии всех громко говорили ему:
– Владыко! Твой гроб еще не доделан; прикажи его доделать, ибо смерть приходит, как тать, и ты не знаешь, в какой час она появится.
Так святой Иоанн имел постоянную память о смерти и всегда был готов к ней.

Однажды к святому пришел некий вельможа, и он увидел постель святого, которая была покрыта худым одеялом. Отправившись домой, вельможа послал патриарху одеяло, стоимостью в тридцать шесть золотых. Патриарх, не желая оскорбить вельможу, взял, по усиленной его просьбе, одеяло и укрылся им на одну только ночь. При этом он говорил сам себе:
– Горе тебе, окаянный Иоанн, так как ты одеваешься многоценным одеялом, а Христова братия – нищие – застывают от мороза. Сколько человек ночуют без всякого покрова на ветру и стуже и имеют только небольшую рогожку или изодранное рубище! Увы мне! Ты же, Иоанн, желая получить вечный покой, здесь пребываешь в роскоши и покое и имеешь все, что ни пожелаешь: живешь в прекрасных палатах, носишь мягкую одежду, пьешь вино, ешь отборную рыбу. И при всем этом ты оделся еще многоценным одеялом. Чего же ты можешь ожидать в будущем веке? Нет, окаянный Иоанн, проводя такую жизнь, ты не получишь вечного царствия, но услышишь то же, что и евангельский богач: «восприял еси благая твоя в животе твоем», а убогие «восприяша злая» (Лк., 16, 25). Бог свидетель, что смиренный Иоанн не оденется сим одеялом в другую ночь, но на деньги, полученные от продажи одеяла, будут одеты нищие и убогие!»
С наступлением дня, святой поспешно отправил одеяло на рынок для продажи, дабы за цену стоимости его купить одеяние убогим. Но когда продавали одеяло, случайно проходил мимо тот вельможа, который подарил одеяло блаженному Иоанну. Узнав, что оно продается, вельможа купил его и снова отослал его к Иоанну, упрашивая его, чтобы он сам им покрывался. Взяв одеяло, святой снова отослал продавать его. Вельможа, увидав, что одеяло продается опять, вторично купил его и отослал к Иоанну. Так было и в третий раз. После сего Иоанн сказал вельможе:
– Увидим, кто из нас утомится первый: я ли – продавать, или ты покупать и вновь отдавать мне.
Таким способом святой Иоанн приобрел от того вельможи много золота, которое и роздал убогим.

Блаженный умел привлечь к подаянию милостыни скупых и сребролюбцев. Зная про некоего епископа, по имени Троила, что он весьма скуп и сребролюбив, Иоанн пригласил его с собою в больницу навестить болящих и убогих. Заметив, что Троил имеет при себе золото, он сказал ему:
– Отче Троиле! Вот тебе случай, чтобы утешить сию убогую братию, подав им милостыню.
Троил, стыдясь показаться скупым, вопреки своему желанию начал всем раздавать милостыню. Однако потом он стал сожалеть, что роздал столько золота убогим. Придя домой, Троил так много печалился о розданном золоте, что слег в постель. Между тем святой Иоанн послал за ним, приглашая его на обед. Троил отказался идти на обед, говоря, что болен. Догадываясь о причине его болезни, что он разболелся, сокрушаясь об истраченных деньгах, Иоанн захватил с собою тридцать мер золота и отправился навестить болящего. Придя к нему, он сказал:
– Вот я принес тебе золото, которое взял у тебя в больнице взаймы, возьми его, а мне дай записку в том, что ты передаешь мне ту награду от Господа, которая предназначалась для тебя за розданное золото. Увидав золото, Троил сильно обрадовался и, получив его, тотчас выздоровел и тут же написал следующее:
– Боже милосердый! Даруй награду господину моему Иоанну, патриарху Александрийскому, за тридцать мер золота, которые я роздал нищим, ибо он возвратил мне мое золото.
Получив сию записку Троила, Иоанн позвал его к себе на обед. Угощая его, святой внутренне молился Богу, дабы он избавил Троила от такого сребролюбия. И вот ночью Троил в видении узрел весьма прекрасный дом неописуемой красоты, над дверьми коего была золотая надпись:
– Обитель и вечный покой епископа Троила.
Троил весьма обрадовался столь прекрасному, уготованному для него дому. Но внезапно явился какой-то величественный и грозный муж, как бы царский кувикуларий, и сказал слугам:
– Господь всего мира повелел изгладить сию надпись.
И немедленно слуги изгладили. Явившись вторично, тот же муж сказал слугам:
– Напишите так: это обитель и вечный покой Иоанна, патриарха Александрийского, который купил их для себя за тридцать мер золота.
Удившись сну, Троил исполнился ужаса, что лишился приготовленного ему дома на небе и укорял себя за любовь к золоту. Встав, он поспешно пошел к блаженному Иоанну и рассказал ему о том, что видел. Блаженный Иоанн со обычною своею кротостью преподал ему наставление и отпустил с миром. С того времени Троил исправился и сделался весьма милостивым ко всем.

Господь, испытывавший некогда терпение праведного Иова, посетил и блаженного Иоанна тягостным испытанием. Однажды корабли, принадлежавшие Александрийской церкви и нагруженные доверху товарами, были в Адриатическом море. Вдруг поднялась буря и такое сильное волнение, что корабли едва не потонули. Опасность была так велика, что пришлось весь груз бросить в море. Лишившись такого имущества, которым он мог бы в течение многого времени питать и одевать нищих, святой Иоанн переносил сие с благодарностью, часто повторяя слова Иова: «Господь даде, Господь отъять, буди имя Господне благословенно во веки» (Кн. Иова, 1, 21). Когда же к нему явились многие из начальствующих горожан, желая утешить его в печали, он отвечал им:
– Я виноват в гибели церковного имущества, ибо, если бы я не превозносился умом, что подаю большую милостыню, тогда не погибло бы в море такое ценное имущество. Я возгордился, отдавая не свое, но Божие. И Бог, желая смирить меня, попустил такое обнищание. Теперь же я и сам сознаю, что из-за гордости лишился награды у Бога и причинил большую потерю неимущим. Но не ради меня, а ради их самих Господь не оставит неимущих и подаст им все потребное.
Таким образом, пришедшие утешать Иоанна, сами получили от него утешение и наставление. Господь же вскоре послал Иоанну вдвое больше прежнего.
Иоанн подавал нищим большую милостыню и особенно помогал обиженным.

Один юноша, по смерти своих родителей, остался без всяких средств к существованию. Иоанн, узнав об этом, спросил находившихся при нем, каким образом этот юноша впал в нищету (ибо он слышал, что его родители были весьма богаты). Боголюбивые мужи рассказали ему, что родители сего отрока были весьма милостивы и все свое имущество раздали убогим, а своему сыну оставили только десять мер золота. Но перед смертью отец юноши позвав его, предложил ему на выбор золото и образ Пречистой Богородицы и сказал:
– Любезный сын! Из всего нашего имущества осталось только десять литр золота; все остальное мы передали в руки Христу. Отвечай же мне: чего желаешь ты: золото ли, или образ Владычицы нашей Богородицы, твоей помощницы и питательницы?
Отрок, презрев золото, взял икону Пречистой Богородицы, а золото просил раздать бедным. Когда отец умер, отрок остался бедняком, и теперь испытывает всевозможные лишения. Несмотря на это, он каждый день и ночь молится в церкви Пресвятой Богородицы.
Выслушав этот рассказ, преподобный Иоанн подивился добродетели и разуму сего отрока, душевно полюбил его и с того времени, как истинный отец сирот, имел попечение о нем и размышлял, какое бы оказать ему благодеяние.

Святой Иоанн весьма часто навещал больных, которым сам прислуживал, и напутствовал умирающих своими молитвами. Кроме сего, он часто совершал Божественную литургию за умерших. В подтверждение сего святитель указывал на событие, случившееся намного ранее сего времени на Кипре.
– Один пленник из Кипра, – говорил он, – находился в Персии в тяжком заключении. Родителям его, жившим на Кипре, было сообщено, что он умер, так что они оплакивали его, как умершего. Трижды в год они стали справлять память о нем, делая приношения в церковь за его душу, для совершения Божественной службы. По прошествии четырех лет, сын их убежал из плена и возвратился домой. Родители, увидав его, удивились, подумав, что он воскрес из мертвых. Возрадовавшись его освобождению, они рассказали ему, что три раза в год совершали о нем поминовение. Они отвечали, что в день Богоявления, Пасхи и Пятидесятницы. Он же, услыхав сие, припомнил и сказал:
В те дни приходил ко мне в темницу со светильником некий величественный муж, оковы спадали с моих ног, и я был свободен. В остальные же дни я, как узник, снова прибывал в оковах.

Добрый пастырь наставлял и овец своих духовных. Он учил, чтобы они не осуждали никого, но лучше взирали бы на свои грехи. Случилось как-то, что из Александрии некий юноша с инокинею убежал в Константинополь. Все стали осуждать его и говорили:
Он загубил две души: и свою, и инокини, и притом послужил для всех соблазном. Между тем в Евангелие сказано: «горе, имже соблазн приходит» (Мф., 13, 8) .
Тогда святой Иоанн сказал им:
Чада, перестаньте осуждать, так как и вы виноваты в двух грехах: во-первых, осуждая согрешившего, вы нарушаете заповедь Божию: «прежде времени ничто же судите» (Посл. к Кор., 4,5); а с другой стороны, клевещете на брата, не зная, согрешает ли он до настоящего времени, или уже покаялся.
В назидание он рассказал им следующую повесть.
– Некий инок проходил по улицам города Тира. Его заметила блудница, по имени Порфирия, которая была всем известна в том городе, и стала кричать вслед иноку:
– Отче! Спаси меня, как и Христос спас блудницу!
Инок же, ни во что вменив суд человеческий, сказал ей:
– Следуй за мной!
И взяв ее за руку, вывел из города на глазах у всех. После сего по всему городу пронеслась молва, что инок взял себе в жены блудницу. Когда инок вел последнюю в женский монастырь, Порфирия нашла на дороге брошенного ребенка и взяла его себе, дабы воспитать его вместо сына. Спустя несколько времени, некоторым гражданам Тирским довелось быть в той стране, где проживал старец и Порфирия. Заметив, что она имеет ребенка, они сказали ей с насмешкой:
– Хорошего ты, Порфирия, родила ребенка.
Вернувшись, они рассказали всем, что Порфирия от монаха родила ребенка: мы его видели своими глазами, – говорили они, и он весьма походит на монаха. Когда же старец провидел свою кончину и отшествие ко Господу, он сказал Пелагии (так переименовал он Порфирию по принятии иночества):
– Пойдем в Тир, куда мне необходимо ныне идти. Мне угодно, чтобы и ты сопровождала меня.
Покорная воле старца, Пелагия отправилась с ним. Они пошли в город, взяв с собою и ребенка, которому было уже семь лет. Когда они вошли в город, старец расхворался, и многие горожане пришли навестить его. Тогда старец сказал пришедшим навестить его:
– Принесите мне кадильницу.
Ему принесли. Он, взяв кадильницу, высыпал себе на грудь горящие угли из нее и держал их до тех пор, пока они не остыли. Угли не опалили ни тела, ни одежды его. При сем старец сказал людям:
– Благословен Бог, некогда сохранивший купину неопалимою от огня! Он свидетель того, что, подобно тому, как сии горячие угли не опалили моего тела и огонь не прикоснулся к одежде моей, так и я с самого дня рождения своего не познал плотского греха.
Сказав сие, старец предал душу свою Господу. Все, видевшие это, дивились и прославили Бога, имеющего у Себя втайне подвизающихся рабов Своих. Рассказав сию повесть людям, святой Иоанн поучал их такими словами:
– Итак, братия мои и чада, не будьте поспешны в осуждении. Мы часто замечаем грех человека согрешающего, покаяния же его, втайне им соделываемого, не видим.

Случилось, что персы напали на их страну. Иоанн, памятуя слова Спасителя: «егда гонят вы во граде сем, бегайте в другий» (Мф., 10, 23), решился удалиться на время в Константинополь. Когда он отплыл от Александрии, то заболел и лежал в постели. И вот в видении он видит некоего светозарного мужа, держащего золотой скипетр и говорящего:
– Царь царей зовет тебя к себе.
Из сего видения святой узнал, что приблизился конец его жизни. Приплыв на свою родину на Кипр, он не мог пуститься в дальнейший путь и, достигнув родного города Амафунта, с миром преставился ко Господу. Умирая, святой Иоанн говорил:
– Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что сподобил меня принести Тебе Твое, и что из благ мира сего ничего для меня не осталось, кроме лишь третьей части сребреника; но и относительно сей части я завещеваю, чтобы она была отдана нищим. Когда я был назначен Александрийским патриархом, я нашел в моей епархии около восьми тысяч литр золота; от приношений же боголюбцев я собрал более десяти тысяч литр, которые все отдал я Христу. Ему же предаю ныне и душу мою.
Блаженный был погребен в своем родном городе Амафунте, в церкви св. Тихона чудотворца.

После погребения святого Иоанна было еще одно чудо. Одна женщина, впав в тяжкий грех и стыдясь исповедать его своему отцу духовному, с верою пришла к блаженному Иоанну, когда он был еще жив, но уже болел и близок был к смерти. Поклонившись ему в ноги, она говорила:
– О, преблаженный! Я – страшная грешница, и грех мой так ужасен, что я никому не смею открыть его. Но я знаю, что ты, если захочешь, можешь простить меня. Ибо Господь вам сказал: «еже аще разрешиши на земли, будет разрешено на небесех», и «имже отпустите грехи, отпустятся им» (Мф., 16, 19. Ин., 20, 23).
Блаженный отвечал:
– Если ты пришла с верою, то исповедай предо мною свой грех.
На это женщина сказала:
– Владыко, я не смогу исповедать греха своего, потому что великий стыд удерживает меня.
Преподобный сказал ей:
– Если ты стыдишься исповедать устами, то поди напиши на хартию и принеси ко мне, запечатай и отдай мне.
Написав свой грех, женщина заклинала святого не разрывать печати и не читать ее послания. Получив его, Иоанн на пятый день после того преставился. О письме же том он никому не рассказал. Утром после его похорон, женщина эта пришла в город и, узнав, что патриарх умер и похоронен, горько скорбела. Пришедши ко гробу святого, она взывала к нему, как бы к живому:
– Человек Божий, – восклицала она, – я не осмелилась тебе самому исповедать греха моего, и вот, в настоящее время он стал всем известен. О, лучше бы не отдавала я тебе той хартии с грехами моими. Горе мне, окаянной! Но я не отступлю от твоей гробницы, пока ты не возвестишь мне, куда ты девал мое писание. Ведь ты не умер, но продолжаешь жить и ныне.
В таком состоянии она пробыла у гробницы Иоанна три дня. На третью ночь святой Иоанн воочию вышел из своего гроба, с двумя лежащими рядом с ним епископами, и сказал плачущей:
– Женщина, доколе ты не оставишь нас в покое и не перестанешь слезами омочать наши одежды?
Сказав это, он передал ей запечатанное письмо со словами:
– Возьми свое письмо и, разорвавши, взгляни.
После сего мертвые снова легли в свои гробы. Женщина же, приняв хартию, увидала свою печать целой и, разорвав, нашла написанное ею вытертым, а вместо сего было написано:
«Ради раба Моего Иоанна, изглажен грех твой».
Источник: http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_2196/

1,693 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

0 Комментариев

Оставить ответ

Свяжитесь с нами

Сейчас нас нет на месте. Но вы можете отправить нам электронное письмо, и мы свяжемся с Вами, как можно скорее.

Отправка

Войдите используя свои учетные данные

Забыли свои данные?